toggle

Судьбу безопасного закрытия угольного разреза будут решать учёные

11.08.2016

Угольный разрез «Коркинский» уже два года находится в центре информационной повестки. Сначала предприятие объявили виновником экологических бед в регионе. Именно оно, по мнению многих, является источником «дурного» воздуха не только в Коркино и прилегающих посёлках, но и в областном центре. Ещё большим нападкам подверглась угольная компания за якобы «зажатый» миллиард, который должен был пойти на переселение граждан Розы. Выбивают эти деньги путём пикетов, многочисленных писем в самые разные инстанции вплоть до Президента.

Недавно в ход был пущен новый аргумент: разрез по ночам взрывает так, что розинцы выскакивают в страхе на улицу, боясь обрушения своих жилищ. К теме активно подключились депутаты Госдумы и московские журналисты, рассказывая страшные истории о бензапирене, подвижках грунта, разрушении домов, школ и садиков. А в последнее время многих жителей района стал беспокоить вопрос о возможном использовании карьера под размещение отходов будущего Томинского ГОКа.

Что происходит на предприятии на самом деле, какова глубина зоны деформации, что думают угольщики по поводу планов размещения отходов ГОКа – об этом и многом другом рассказал журналистам местных СМИ генеральный директор компании Валерий Кальянов.

Он напомнил, что вопросом рекультивации разреза занялись ещё в 2010 году, когда была создана правительственная комиссия под председательством заместителя министра энергетики Анатолия Яновского.

- Уже тогда был заключён договор с научно-исследовательским институтом горной механики и маркшейдерского дела, который вёл мониторинг состояния прибортовой зоны разреза по наблюдательным линиям с помощью специально установленных реперов, - говорит Валерий Кальянов.

И показывает внушительную стопку сброшюрованных документов – отчётов специалистов о проведённых измерениях, которые проводились дважды в год. На основании этих отчётов, выявивших зону деформации, и состоялось переселение жителей посёлка Розы в 2012 году. И приезд Владимира Путина был не отправной точкой, а продолжением работы по правительственной программе.

Именно эта программа предусматривала выделение средств из областного и федерального бюджетов на переселение граждан из зоны развития активных оползневых процессов в районе угольного разреза «Коркинский» (распоряжение Правительства РФ № 239-р от 22 февраля 2012 года).  Вслед за ней была разработана аналогичная областная целевая программа переселения (утверждена  постановлением Правительства Челябинской области от 15 мая 2012 г. N202-П). Челябинской угольной компанией в соответствии с этой программой, за счёт собственных средств, выполнены мероприятия по предотвращению развития негативных процессов в районе разреза.

План инженерных мероприятий был разработан, утверждён и согласован с Департаментом угольной и торфяной промышленности и федеральным учреждением по реорганизации и ликвидации шахт и разрезов. В соответствии с планом проведена отсыпка и формирование западного внутреннего отвала для предотвращения деформаций борта, пригрузка восточного борта на дне разреза путём формирования восточного, южного и северного  внутренних  отвалов. Проведённые мероприятия позволили сместить на 140 метров зону возможной деформации к борту  разреза, где в настоящее время жилые дома и иные учреждения постоянного и временного пребывания людей отсутствуют. Соответственно, необходимости дальнейшего переселения граждан из зоны накопления деформаций, превышающих предельно допустимые нормы в районе угольного разреза «Коркинский», нет.

- Переселение завершилось, общая сумма наших затрат на выполнение инженерных мероприятий составила  порядка 1658,6 миллионов, - подчеркнул Валерий Кальянов. – Угольная компания свои обязательства выполнила, и это подтверждено документами, неоднократно проверенными и утверждёнными различными ведомствами.

Валерий Кальянов категорически не согласен с утверждениями о том, что по ночам разрез проводит взрывные работы, от которых жители выбегают на улицу.

- Полный бред! С полной ответственностью заявляю: с 1948 года взрывные работы не только на нашем предприятии, но и во всей стране ведутся только в дневное время.

Заявления о том, что разрез травит коркинцев и розинцев бензапиреном, тоже, по мнению директора не имеют под собой никаких оснований.

- Сколько бы не говорили, никаких замеров, подтверждающих его наличие нет. Однако не верят и нашим экспертизам: дескать, вы заплатили, вам и выдают результаты какие надо. Хотя замеры делали совершенно независимые лаборатории, в том числе и от МЧС.

Не согласен директор компании и с тем, что дома, в которых имеются дефекты, повреждены исключительно вследствие работы разреза.

- Эти двухэтажки построены в 1939 году. Они без фундаментов, многие засыпные. И разрушаются они вследствие естественного износа. Мною подготовлен депутатский запрос о наличии в городских поселениях программы переселения из ветхо-аварийного жилья.

И, наконец, Валерий Кальянов высказал позицию угольщиков по Томинскому ГОКу. Валерий Анатольевич рассказал, что состоялось заседание рабочей группы при губернаторе Борисе Дубровском, где стороны обменялись своим видением проблемы.

- Я не могу сказать, хорошо это или плохо – размещение отходов в разрезе. Эта рекомендация горного института, проводившего экспертизу, требует грамотного инженерного подхода. Что будет с водами, бортами, экологией?  Главное, что удалось донести, и меня поддержал губернатор, что нельзя допустить, чтобы были брошены люди и остался без надзора карьер. Отсюда и поручение: разработать предложения по синхронизации проектно-изыскательских и строительных работ Томинского ГОКа и завершения деятельности Челябинской угольной компании, в том числе с учётом возможного продления лицензии на добычу угля, представить предложения по программе переобучения и трудоустройства угольщиков.

В настоящее время между Челябинской угольной компанией и РМК подписан договор о намерениях.

- Мы предоставляем документацию, необходимую для разработки проекта, которым займутся учёные. Пусть своё слово скажет наука. А пока мы будем заниматься продлением лицензии на добычу.